Завтра
Днём
Вечером
Поделиться новостью

☛ Инновационные подходы к омоложению! Чистка, пилинг, карбокситерапия, мезотерапия, биоревитализация. Контурная пластика: увеличение губ, коррекция формы носа, подбородка, скулы. Ботулинотерапия: ботокс, диспорт. Антицеллюлитные программы. ☝ Гарантия, опыт, Сертифицированные препараты, профессиональный врач косметолог - дерматолог! Действует система скидок! ☎ Звоните (095) 836-01-85, ул. Соборности, 29, оф. 307. Сделайте себе подарок!

" . $this->translate('ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:') . "
"; foreach ($GLOBALS['other_news'] as $key => $value) { ?> "; //echo $this->partialLoop('front/partials/partial-main-posts', $other_news); } ?>

Чтобы отпраздновать свадьбу, известный поэт из Полтавщины выменял армейское галифе на бутылку вина


11

15 октября родился наш талантливый земляк, поэт - песенник Дмитрий Луценко, написавший «Як тебе не любити, Києве мій", "Мамина вишня» и другие любимые всеми песни. О супружеской жизни с ним рассказала в интервью вдова поэта Тамара Ивановна Луценко.

 

«Такими голубыми ангельскими глазами заглянул мне в душу!»

 

Тамара Ивановна, помните ль Вы первое знакомство с Дмитрием Емельяновичем?

Да, это было 8 ноября 1945 года. Я уже тогда после окончания университета, получив назначение в Киев, работала в газете «Радянський селянин». Время было послевоенное, полуголодное, действовала карточная система. И мы, молодые журналисты нескольких изданий, решили накрыть праздничный стол.

 

 

Что вы могли тогда себе позволить из продуктов?

На столе был картофель, винегрет, ржавые сельди, колбаса, так называемая «кошачья радость». Эти продукты девушкам дали в столовой на карточки и талоны для питания, которые мы собрали вместе. А ребята (кстати, многие из них потом стали известными писателями, среди них и Иван Цюпа) позаботились о напитки. Еды было мало, поэтому всех предупредили, чтобы «лишних ртов» на приводили. Вдруг заходит наш сотрудник, поэт Иван Цинковський и приводит худенького, как струночка, молодого солдатика. На нем был потертый китель с медалями, на ногах - большие кирзовые сапоги.

 

 

Как на это отреагировали присутствовавшие?

Мы неоднозначно взглянули на Ивана. А он, как бы извиняясь, сказал, что это его друг Дмитрий Луценко, только что выписался из госпиталя. Протягивает этот фронтовик мне руку для знакомства и не может произнести ни своего имени, ни фамилии. Запнулся, жилы налились, заикался очень, не мог сказать слова. Так на нем сказывались последствия тяжелой контузии, полученной в Германии в боях за Кенигсберг.

 

«Девушки вытирали глаза платочками, а я всхлипывала больше всех»

 

Он Вам сразу понравился?

Он такими голубовато - небесными ангельскими глазами заглянул мне в душу! И так мне стало жалко этого молодой жизни, искалеченного войной!

 

Почему жалко?

Потому что и брат мой был на фронте, и отец - сожаление о том, что они так перестрадали, перемучилися.

 

Он Вас сразу выделил из других,  или это было позже?

Дмитрий, когда услышал мое имя, смущаясь, сказал тогда: неужели все Тамары такие красивые, как и Ваша тезка грузинская царица Тамара? Тогда мне показалось, что сказано это было из – за  вежливости. Но взгляд его свидетельствовал о большем.

 

Ваше общество приняло его в свою компанию?

Да, в этот вечер он читал стихи, запинался, но старался. Наши девушки вытирали глаза платочками.

 

А вы?

А я всхлипывала больш всех. И не только потому, что моя душа еще с юности тянулась к поэтическому слову. Но и потому, что Дмитрий не сводил с меня своих влюбленных глаз.

 

«Гавари « хлеба », - ругал нас  папа»

 

Это была любовь с первого взгляда?

Да, хотя до этого я в нее и не верила.

На следующий день он пришел редакцию, сел возле меня и, заикаясь, начал читать стихотворение, которое заканчивается так:

Розділю я порівну з тобою

Радощі, і болі, й сподівання.

Будь моєю долею ясною,

Будь моїм незрадженим коханням.

А я говорю: «Что это за слова с первого вечера?» «А что тут плохого?» - говорит он. Разве мне тогда было до работы? Просидел у меня первый день, пока я работала, а потом шли гулять парками, Владимирской горкой, показывал мне все достопримечательности Киева.

 

А о чем рассказывал Вам?

Рассказывал о фронте, о встрече на войне с писателями Твардовским, Симоновым, Вороньком, Сосюрой. Открывал для меня столичные выставки, галереи, музеи. Он был очень одаренным рассказчиком, и я слушала его, как зачарованная. Я многому у него училась, а прежде всего, любви к украинскому языку.

 

Потому что Вы родом из русскоязычной Одесской области и учились на факультете русской филологии?

Да, украинского языка мы и дома не слышали. Когда мы с братом просили у мамы «хліба», то ему иногда перепадало от отца, чтобы не говорил на «хохляцком» языке. «Вот я тебе дам сийчас« хліба », гавари « хлеба », - ругал нас папа. Так он же не виноват был в том, что ему, неграмотному земледельцу, больше нравился суржик, на котором говорили еще его деды - прадеды.

 

«На пятый день знакомства мы уже были в ЗАГСе»

 

А как быстро развивались у Вас серьезные отношения?

На пятый день Дмитрий приходит и говорит: « Идем в ЗАГС, будем расписываться ». А я ему: «Зачем же такая спешка, я еще родителей не спрашивала».

 

Вы испугались такого предложения?

Нет, хотелось родительского благословения, хотелось подготовиться к свадьбе, а не делать это в спешке. А еще я на следующий день должна была ехать в Дрогобыч в командировку - уже и билеты были на руках. «Напиши родителям, а потом они приедут, я думаю, что не откажут. Или боишься, что я без работы? Так я скоро устроюсь », - отвечает. А я ему: согласна, только давай распишемся, когда я приеду из командировки. «Зачем тянуть? Какая разница: сейчас или через две недели, если любишь? Пожалуйста, не делай мне больно »- убеждает меня.

 

И Вы не устояли, убедил?

Да, на пятый день знакомства мы уже сидели в ЗАГСе. Это было 13 ноября 1945, когда мы поженились. Мне штамп поставили в паспорт, а у мужа была только справка о демобилизации из армии, поэтому штамп поставили на нее.

 

 

А свадьбу отмечали?

А как же! Я тогда с подругой снимала комнату у хозяйки Вали, которая имела маленького сына. Там и устроили свадьбу. Смастерили на скорую руку узкий стол из двух досок, импровизированную скамейку из двух табуреток, на которые поклали еще одну доску, приготовили скромный ужин. Из  гостей пригласили троих моих сотрудников. Поскольку ни вина, ни водки не было, то жениху загадали раздобыть это. Никто тогда и не подумал, что у него ни копейки не было. Это уже позже Дмирий мне рассказал, что он понес свои армейские галифе на толкучку. Вернувшись с бутылкой вина, гордо сказал: «Вот теперь можно уже с чистой совестью кричать « горько », поскольку горькое уже есть»!

 

Чем же он Вас тогда покорил?

О, стихи очаровали меня, стихи. И каждый день он приходит - уже другой читает:

Я тебе, як вітер, степ люблю,

Я тебе цілую і боюся.

На третий день еще одно стихотворение. Теперь все они уже стали песнями.

 

Когда Вы их слушаете как их воспринимаете?

Не верится даже, что я была в него Муза. Думаю, как будто это и не мне написано, а всем женщинам Украины такие ласковые, добрые слова.

Продолжение следует: как восприняли русскоязычного зятя в Одессе, почему дети Луценко спали в корыте

 

 

Татьяна Кружко

Теги: история
КОММЕНТАРИИ:
Авторизация

{{comment.comment_user_name}}
{{formatDate(comment.comment_date,'ru-Ru','2018')}}
{{comment.comment_content}}
{{comment_2.comment_user_name}}
{{formatDate(comment_2.comment_date,'ru-Ru','2018')}}
{{comment_2.comment_content}}
{{comment_3.comment_user_name}}
{{formatDate(comment_3.comment_date,'ru-Ru','2018')}}
{{comment_3.comment_content}}